12:50 

1. Название произведения. "Переплавка"
2. Автор. я
3. Жанр (если вы считаете, что он не представлен в темах записей) указан в темах
4. наличие насилия, секса или чего-нибудь, что по вашему мнению может быть неприятно другим читателям нет
5. аннотация произведения. совершенство есть проклятие.

Я стояла у открытой камеры и не могла заставить себя сделать шаг внутрь.
Странное ощущение — приговор к выбраковке. Живешь, как все. И вдруг, при очередной проверке генотипа, выясняется, что ты подлежишь переплавке. Проклятый ультрафиолет. Крошечная мутация — и ты уже не имеешь права на существование, продолжение рода, потому что передашь мутацию потомкам. А она нежелательна. Я ничего не имею против знаний тысяч поколений генетиков, накопленных в Компьютере. Но ведь это несправедливо… Это чудовищно… Противоестественно.
Почему я не могу жить такой, какая я есть? Неужели моя вина в том, что небо над головой — источник человеческого сырья для переплавки?!
Вместе со мной отбраковали еще пять человек.
И среди них был тот, кого я любила.
Я знала, как это произойдет. На инструктажи не поскупились. Мы делаем шаг внутрь камеры. За нами закрывается дверь. Ослепительная, мгновенная, почти несуществующая во времени вспышка боли от обрушивающихся на тело струй криогена — и все. Темнота. Мрак, очнувшись после которого, мы уже не будем собой. Наше общество позаботилось о том, чтобы не терять наши знания и навыки — все это будет заново вложено в нашу память.
Но обществу абсолютно невыгодно было тратиться еще и на сохранение наших чувств и привязанностей. Выйдя из камеры, мы станем новыми людьми. У нас не будет воспоминаний о прошлой жизни. У нас будет другая внешность, обусловленная перестройкой генотипа. И мы не вспомним лиц наших отцов и матерей. Они будут впечатаны в нас — но только как снимки с очередного брифинга. Ни любви, ни даже боли от потери — ничего.
Кто-то положил руку мне на плечо. Я обернулась.
Это был не тот, кого я любила. Это был просто случайный знакомый из коридора, где мы сидели, ожидая результатов проверки.
— Сейчас подойдут остальные, — сказал он. Бедняга, он хотел меня утешить. Как правило, людям, обреченным на это, все же не так страшно, если они знают, что с ними пойдет кто-то еще. А мне это было хуже смерти — со мной шел тот, кто не замечал меня, но был мне дороже жизни. Мы не вспомним друг друга после переплавки. Кому-то, возможно, это знание помогает. А мне оно вонзалось в мозг раскаленной иглой.
Я вгляделась в лицо моего товарища по несчастью. Был в этом лице какой-то, едва уловимый и от этого еще более жуткий, след искажения.
Отойдя к огромному, во всю стену, зеркалу, я осмотрела себя. Обычное лицо, самое обыкновенное, кое-где веснушки. Короткие, небрежно остриженные, светлые волосы. Не всегда отметину выбраковки можно определить на глаз.
Раздались шаги.
Четверо подошли к распахнутой настежь, словно пасть, двери камеры. Тот, кого я любила, был единственным из нас шестерых, имя которого я знала. Остальные ничего для меня не значили, а поэтому так и остались мне не известными.
Он окликнул меня.
Его голос придал мне силы. Я приблизилась.
— Ну, идем? — шутливо спросил он. Ему было нечего терять. Родители его погибли. А я была для него никем. Одной из многих знакомых.
Я в последний раз посмотрела на него. Я старалась запомнить его навсегда — на это вечное и молниеносное всегда, которое будет уничтожено через две минуты.
Он беспечно взял меня за руку — и мы шагнули во вкрадчиво распахнутую дверь. За нами вошли остальные. Раздался мягкий хлопок закрывшейся наглухо двери.
Потом — ослепительная, мгновенная, почти несуществующая во времени вспышка боли от обрушивающихся на тело струй криогена — и темнота.

Я очнулась во мраке.
Сейчас откроется дверь. Слова инструктажа не стирали из памяти. Сейчас откроется дверь, хлынет яркий свет — и я выйду навстречу новой жизни.
Поток света пролился откуда-то из пустоты. Зашипел сжатый воздух. Дверь открылась, выпуская нас из нашей могилы после перевоплощения.
Первое, что я сделала, выбежав из камеры, — подошла к зеркалу. Я была красива. Настолько красива, что мне не верилось. Короткие черные волосы, такие пышные, что они не держались в укладке, узкое лицо, на котором беглый взор заметит сначала только большие бездонные светлые глаза под черными густыми ресницами невероятной длины, под широкими дугами бровей. Я усмехнулась. Налюбовавшись глазами, этот беглый взор, скорее всего, примется любоваться носом, губами, овалом лица — всем, чем можно. Потому что все это было идеально. Я оскалила зубы. Они были крупные, ровные, белые — как у рекламных красоток. Только у них они рисованные, а мои — живые и настоящие. Я изогнула спину. Фигура — само совершенство. После такого, пожалуй, поверишь в целесообразность переплавки…
С такой внешностью жить и радоваться этой самой жизни…
Я бы предпочла ту, мою прежнюю, наружность. Она хоть и была серой, как зимнее небо, все же принадлежала мне, а не этой искусственно созданной, генетически правильной единице.
Принадлежала мне…
Я ведь не должна себя помнить…
Я не должна помнить себя!
Прижав кулаки к груди, я оглянулась.
Тот, кого я любила, только что появился из двери.
Он не стал красивее, как я, да ему это было и не нужно. Я осторожно подошла к нему. Он увидел меня, принялся разглядывать. Улыбнулся.
— Помнишь меня? — тихо спросила я. Глупейший вопрос после выхода из переплавочной.
— Нет, — даже голос его не изменился, остался мягким и бархатным. — А должен?
— Э-э… Нет.
— Знаешь, — проговорил он, пожирая меня глазами, — не каждому, как мне, выпадает удача после переплавки сразу наткнуться на такую красавицу, как ты.
— Спасибо.
Я отвернулась от него.
Переплавка его не исправила. Он по-прежнему ценил оболочку, шелуху. Почему-то мне стало противно.
— Слушай, у нас ведь сегодня выходной? — внезапно спросил он. — Пойдем куда-нибудь? Вдвоем.
Я вздрогнула.
— Ну пойдем… — вяло ответила через плечо.
Нет, я никогда не перестану утверждать, что переплавка — чудовищна, противоестественна, омерзительна и несовершенна. И раз уж мне дана возможность жить от нуля, ничего не забыв, я направлю всю свою новую жизнь на то, чтобы облегчить участь подвергшихся переплавке.

@темы: миниатюра, научная фантастика

Комментарии
2010-05-18 в 20:52 

demodok
на Бога не пеняй, живя убого: Бог всем даёт. Не все берут у Бога.
Вместе со мной отсортировали еще пять человек. - наверное, точнее было бы сказать «отбраковали»?
Собсно, Бог с ними, с мелочами. Лучше по самой идее.
Мне показалось, что главная идея рассказа - не столько фантастическая, сколько лирическая. ГГ с невзрачной внешностью страдала оттого, что любимый ее не замечает. Получила безупречную внешность и как следствие - внимание любимого. И стала страдать еще больше: ведь любимый ценит не ее богатый внутренний мир, а лишь смазливую оболочку... - вот основной смысл (в моем восприятии, разумеется).
Каким образом ГГ намерена «облегчить участь подвергшихся переплавке», я не въехал.
И еще одна... м-м-м... не то что нестыковка - скорее, неясность. Есть знания, воспоминания - и есть «личность». Подвергнутые переплавке сохраняют память и знания, но лишаются личности - так? Что-то я не могу себе такого представить. Слишком спекулятивное утверждение. Все-таки даже математика воспринимается через эмоции, а не только через логику; и если разрушить (перестроить, переделать) эмоции человека, то математику он напрочь забудет, ему придется учить ее заново, с нуля, новым набором эмоций...
Ну, а самое главное - фантастическая составляющая в этом сюжете не столько усиливает, сколько, наоборот, усложняет восприятие сильной лирической идеи.
Извините, если что не так - сказал, что думал.

2010-05-18 в 21:40 

Подвергнутые переплавке сохраняют память и знания, но лишаются личности - так? Что-то я не могу себе такого представить. Слишком спекулятивное утверждение.
представьте человека, который жил, ну скажем, в детдоме и не знал, где его родители. и вдруг они к нему являются и говорят -- мы твои мама и папа. они всё равно для него чужие, несмотря на то, что он ЗНАЕТ, что это его родители. любить он их вряд ли сможет. вот так.
и не личности, а эмоциональной привязки.

наверное, точнее было бы сказать «отбраковали»?
да, верно.

Мне показалось, что главная идея рассказа - не столько фантастическая, сколько лирическая.
да.

Ну, а самое главное - фантастическая составляющая в этом сюжете не столько усиливает, сколько, наоборот, усложняет восприятие сильной лирической идеи.
мне так не кажется. это футуристическая антиутопия в лирике.

спасибо за отзыв.

2010-05-19 в 06:04 

demodok
на Бога не пеняй, живя убого: Бог всем даёт. Не все берут у Бога.
Sanguiss Incarnadine и не личности, а эмоциональной привязки

Наше общество позаботилось о том, чтобы не терять наши знания и навыки — все это будет заново вложено в нашу память. Но обществу абсолютно невыгодно было тратиться еще и на сохранение нашей личности. Выйдя из камеры, мы станем новыми людьми. У нас не будет воспоминаний о прошлой жизни.
В том-то и дело, что знания и навыки (особенно навыки) неразрывно связаны с памятью об их получении и с эмоциональной привязкой (к тем же "пифагоровым штанам", например). В начале-середине прошлого века мечтали о таком вот "обучении во сне" (уснул дурак, проснулся грамотный), но это оказалось э-э... трудноосуществимо. Даже русский (родной) язык очень затруднительно выучить после определенного возраста - учителями-репетиторами замечено. Сугубо рациональные знания (грамматика, синтаксис, синонимы) накапливаются в детстве, через эмоции.
А детдомовские дети очень любят своих несуществующих родителей, которых себе навоображали, и охотно отдают свою любовь тем, кто скажет "я твоя мама"...
Ну да ладно. Лирическая линия у вас все равно хороша.

2010-05-19 в 13:00 

сохранение нашей личности
исправлю

сверхсветовой двигатель тоже не существует, ибо невозможен. однако же никто как-то не догадался придраться к звёздным войнам и еще ко многим фантастическим произведениям

Ну да ладно. Лирическая линия у вас все равно хороша.
это называется "всё плохо, но хорош один кусок, который, правда, основан на том, что плохо, а раз так, то он, в общем-то, существовать и не особо может".

2010-05-19 в 13:06 

demodok
на Бога не пеняй, живя убого: Бог всем даёт. Не все берут у Бога.
это называется "всё плохо
зря вы так. Собсно путало (меня) только упоминание о сохранении личности, именно это вы намерены исправить - так что, все в порядке.

2010-05-19 в 13:25 

Сулимэль
Я смеюсь и взмываю в небо, я и сам себе не верю...
Рассказ интересный и по-своему яркий, романтичный и достаточно (имхо) выдержанный, но...
Но большое: если demodokа путает упоминание о сохранении личности - то меня хэппи-энд, идущий глубоко "вразрез" с общим настроением миниатюры.
Можете мне обосновать - исходя из текста - его смысл, при условии упоминания антиутопии как жанра?

2010-05-19 в 20:49 

Сулимэль эээ... ГДЕ здесь хеппи-энд? :wow:

Можете мне обосновать - исходя из текста - его смысл, при условии упоминания антиутопии как жанра?
1. счастье далеко не всегда зависит от идеальной внешности и идеального организма.
2. внутреннее важнее внешнего.

demodok А детдомовские дети очень любят своих несуществующих родителей, которых себе навоображали, и охотно отдают свою любовь тем, кто скажет "я твоя мама"...
да, согласна, неудачный пример привела. тогда так: ребёнок рос в приёмной семье, где в общем-то всё было неплохо. и вдруг являются чужие люди, которые на самом деле -- его биологические родители. вряд ли он сможет их полюбить. он будет просто знать, что вот эти люди произвели его на свет. это только пример отсутствия эмоциональной привязки, не более. обстоятельства, почему так сложилась жизнь ребёнка, значения в данном примере не имеют.

зря вы так. Собсно путало (меня) только упоминание о сохранении личности, именно это вы намерены исправить - так что, все в порядке.
а, тогда хорошо.

2010-05-19 в 22:09 

demodok
на Бога не пеняй, живя убого: Бог всем даёт. Не все берут у Бога.
1. счастье далеко не всегда зависит от идеальной внешности и идеального организма. 2. внутреннее важнее внешнего.

Ву упустили «условие упоминания антиутопии как жанра» :attr:

2010-05-19 в 22:38 

мне надоело это обсуждение

2010-05-19 в 22:46 

demodok
на Бога не пеняй, живя убого: Бог всем даёт. Не все берут у Бога.
так закройте тему!

     

Малая Библиотека

главная